Я знаю о сексе всё
секс-поисковик \ (карта сайта) \ (авторская) \ Free counter and web stats



= Русский современный секс =

Места не столь отдалённые: насилие и секс на тюрьме и в зоне.
(вы в разделе «секс и насилие: непредвзятое мнение»)

обращайтесь, если что...
saltyks@yandex.ru


тематические навигаторы сайта


пока секс не вошёл в твою жизнь
сексуальные эротические тайны, желания и фантазии
инструкции девственникам и девственницам
любовь и секс - что по жизни важнее
завязывание и разрыв отношений
секс и мужская физиология
секс и женская физиология
сексуальность человека в деталях
аутомоносекс (онанизм и мастурбация)
некоторые инструкции начавшим секс
секс и поцелуи - лучший симбиоз
ласки и массаж рекомендуемые в сексе
половые (сексуальные) связи
секс в жизни мужчин в подробностях
секс в жизни женщин в подробностях
секс в браке - мифы и правда
большой секс для всех и каждого
секс вагинальный для профессионалов
секс анальный для профессионалов
секс оральный для профессионалов
оргазмы мужские и женские
лучшие позы (позиции) в сексе
лучшие места для занятий сексом
что и как влияет на секс изнутри
что и как влияет на секс снаружи
секс-индустрия (секс-шопы) и люди
секс групповой в подробностях
секс: отклонения и перверсии
БДСМ: бондаж, доминирование, садизм, мазохизм...
секс экстремальный для озабоченных
секс и насилие - непредвзятое мнение
секс и проституция - раскрытие тайн
болезни и проблемы мешающие сексу
дао-секс, тантра-секс, кама-сутра
этот необычный секс в деталях
интересные словари к книге

дополнительные материалы сайта


всякое разное о сексе здесь
в том числе:
статьи о сексе с комментариями
секс-рекорды с комментариями
все новости мирового секса
весь мировой секс в цифрах
всякие заблуждения и небылицы в сексе
лучшие анекдоты о сексе (сборник)
лучшие афоризмы о сексе (сборник)
1000 вопросов и ответов (секс)
избранные консультации Салтыкова
лучшие народные секс-рецепты
все виды сотрудничества для вас
Дамы и Господа!
При копировании материалов с нашего сайта будьте добры ссылаться на сам ресурс и автора.
И не забывайте задавать вопросы, должны же мы отрабатывать свой хлеб.

Приносим извинения за ошибки попадающиеся в тексте, а также - за отсутствие переходов по некоторым ссылкам.
Зайдите на днях, постараемся исправить. Правда, только если Вы не поленитесь сообщить нам что, где и почему Вас не устраивает.

design by
Kharytonova Julia ™
2010
Секс в тюрьме - тоже секс, правда, не всегда по обоюдному желанию.
Валерий Салтыков (полн. собр. афоризмов т.4)

От автора

Читатель, ты, наверное, знаешь, что уголовный сленг несколько далёк от практического понимания простым смертным? Это действительно так. В уголовной субкультуре существует альтернативный язык или так называемая «феня», которой пользуются бывалые заключенные и все те, кто хочет понимать их и быть ими понятым. Несмотря на то, что «феня» много проще тех словарей, которыми полнится интернет, и которые выходят многотомными изданиями, просветить тебя на этот счёт всё же придётся. Я в ходе написания этих подглавий буду использовать слова и выражения, замещающие обычную речь, стараясь пояснять их по ходу пьесы, но если что-то покажется непонятным окончательно, не поленись заглянуть в приложенные к книге словари. Согласен, в русском языке найти альтернативные слова для высказывания любых мыслей – раз плюнуть, но на хрена изобретать велосипед, если в гараже давно уже стоит машина? На хрена переиначивать исконно-русскую народную литературную речь на литературную русскую речь согласно чьим-то постановлениям и предписаниям?

Тюрьма и сума

Не знаю как у тебя читатель, но у нас в глубинке с понятиями зоны знакомы все как один. Нет, вовсе не обязательно, что все отмотали срок и, откинувшись, взялись за перо (пишу без кавычек, ибо речь идёт не о ноже) резать правду-матку каким-нибудь навороченным уголовным ямбом, но через одного – это уж точно. Увы, как бы нам не хотелось заречься от тюрьмы заодно с сумой, удаётся это далеко не каждому, тем более весь опыт жизни в СССР, да и в обновлённой России доказывает поговорку на раз-два. Не удивительно, что раз я завёл уж речь в своей книге обо всех-превсех видах секса и его направлениях, обойти стороной субкультуру сексуальных отношений такую как тюремную, не имею никакого права. Тем более, мне кажется, многим эта тема покажется дюже интересной, ведь обсуждать её на широкой публике не принято ни в какой форме. Однако не обсуждать – значит всех «потенциальных сидельцев» оставить без той информации, которую знаю я, а это нехорошо. Согласись, отправляясь в мир иной, а тюремное заключение иначе как «иной мир» не назовёшь, чел должен быть подкован во всём, особенно в том, без чего ему никак не обойтись.

Какой срок я «отмотал»? - Нет, мне пока не довелось похлебать тюремной баланды, пусть даже попытки со стороны правоохранительных органов случаются с опасной периодичностью, тем не менее, с самого детства я знаю доподлинно, что «шлюмки» с дыркой касаться нельзя ни в коем случае, и что «косорезить» - тоже нельзя… Что воля, что неволя, человеком следует оставаться в любых условиях. Под этим девизом выросли многие поколения представителей русскоговорящих народностей, и будь уверен, многие ещё вырастут. Так что секс на тюрьме не может и не должен считаться экзотикой, ведь от него не застрахован никто – ни бомж, ни олигарх. Да и те, кто «сажает на нары» может очень даже легко оказаться под этими нарами в самой наисексуальнейшей позиции. «Се ля ви», мать её, «се ля ви»…

Прежде чем эти подглавья о тюремном сексе появятся в моей книге, они однозначно подвергнутся предвзятому анализу, следовательно, частичной кастрации людьми, знающими толк в сидячей жизни не понаслышке. Нет, я определённо не общался с «опущенными» и «обиженками», проще – пидорами, не «по понятиям» такая практика, да и ни к чему она, ибо ТАКОЙ правды о себе никто не расскажет. Да, в телепередачах о сексе такие подставы порой практикуются, дабы привлечь публику, в реале же ни один опущенный не имеет никаких прав, тем более – рассказывать о лагерной жизни по телику. Особенно, если там, в неволе, ему не посчастливилось оказаться хотя бы разок в коленно-локтевой позе. Да и среди нормальных пацанов разговоры о таких вещах не приветствуются – уж больно о нехорошей жизни они напоминают, тем более – о жизни сексуальной. Хвалиться, в общем-то, нечем, ведь любые виды секса в неволе приносят скорее боль и страдания, чем удовольствие и облегчение. Ну, если ты не подвинулся психикой, конечно, и не стал прожжённым садомазохистом с гомосексуальным уклоном. Вот почему всей правды о сексе в зоне узнать невозможно, даже практикуя его там. Тем не менее, той информации, что я накопил, общаясь с людьми познавшими все тяготы тюремной жизни, думаю, будет вполне достаточно для получения более-менее внятного представления о теме.

Следует сразу запомнить, а лучше – зарубить на каком-нибудь причинном месте – никакой защиты от посягательств половых агрессоров в местах лишения свободы нет, и если человек сам ищет такие проблемы или не пытается их избегать, они непременно станут частью его жизни, как сексуальной, так и обычной. И ещё: отсидка в местах недалёких (они у меня прямо через дорогу от дома) не похожа на ту браваду, что показывают в наших фильмах и сериалах, а также описывают в книгах. Такие темы обычно описывают бывшие работники ИТУ, которые знают о лагерной жизни сквозь прорезь прицела карабина на сторожевой вышке, какова же эта самая жизнь изнутри, об этом знают только те, кто всё это прошёл и которые стараются тут же забыть об этом, едва переступив через порог отделяющий неволю от воли. Нет, суровая правда тюремной интимной жизни коснётся твоих ушей сегодня, но ручаться за то, что она соответствует истинному положению вещей целиком и полностью – я не могу. Сразу предупреждаю, обращать внимание на мой уголовный сленг не следует. Это так, «дешёвые понты» приблатнённого писаки. В смысле же сказанного можешь не сомневаться, ибо я никогда не позволили бы себе извращать столь веские понятия ради красного словца, как это в последнее время принято на публике.

О тюремных сексуальных отношениях

Увы, давно канули в Лету базовые тюремные понятия, уступив место новой лагерной субкультуре, замешанной хрен знает на чём, так что всё, о чём речь пойдёт ниже, следует считать классикой жанра, вариантов которого в современной жизни зэков великое множество, и описывать которые следует отдельными книгами. Поэтому сразу к сексу…

Следует признать, в последнее время тюремный секс стал «более цивилизованным», если такое слово подходит к тюрьме вообще и ко всему что там происходит в частности. Цивилизованным секс стал оттого, что по нынешним дням на «шконку» подсаживаются великое множество «страдальцев» нетрадиционной ориентации, для которых пассивность в гомосексуальном контакте ещё при жизни на воле стала вполне приемлемой формой партнёрских сексуальных отношений. Именно по этой причине всё меньше людей подвергаются сексуальному насилию «на слюнтявку» (элементарное фалование, то есть грамотная словесная «разводка») или «по-беспределу», когда сокамерники насилуют жертву. Но, тем не менее, при определённых обстоятельствах реально накосорезить всё-таки можно, тем самым обречь себя на сексуальную немилость. В этом случае шанс испытать на себе все «прелести» тюремных нравов обязательно появится, но подчёркиваю – это исключение из правил. И действительно, куда проще подсадить первоходку «на-болтушку» (уговорить, подкупить, пообещать и т.д.), нежели его насиловать. Проще и выгоднее, а почему – об этом я расскажу тебе децл ниже.

Понятия на зоне и иерархия

Если не забираться вглубь, тем более, понять все тонкости уголовной иерархии до конца, не отсидев солидный срок, - попросту невозможно, скажу: уголовный мир «по понятиям» имеет собственную иерархию. Он делится на четыре основные касты: блатные – чёрные, мужики – серые, козлы – красные, и, собственно, - опущенные – голубые. У женщин – всё то же самое, только смысл несколько извращён (расскажу позже). Естественно между всеми этими кастами существует великое множество промежуточных вариантов, в смысле рангов, но это не моя тема, поэтому остановлюсь на анализе только последнего во всех отношениях разряда – «опущенных». Однако сразу хочу предупредить: современные «опущенные» - уже далеко не те забитые существа, которые появлялись на людях только в случае необходимости воспользоваться их телом, они, если так можно сказать, весьма серьёзно эволюционировали, научившись отстаивать свои интересы с помощью сексуальных слабостей.

Итак, по тюремным понятиям «опущенными» считаются те заключённые, что за плату или «за интерес» представляют свои части тела другим заключённым для отправления теми своих естественных сексуальных надобностей в виде полового акта или каких других секс-хитростей в обилии существующих в гомосексуальной лагерной субкультуре. Также градация «опущенные» распространяется на тех заключённых, кто принадлежит к ним по статусу, не являясь объектом сексуальных домогательств со стороны сокамерников, но такие встречаются крайне редко.

Поверь на слово, никаких понятий «по любви и по дружбе» в тюремном сексе не существует, поскольку такой подход считается «западлом» изначально. Увы, «опуститься» и «заголубиться» на тюрьме или в зоне легко и просто, но вот подняться – никогда, не считая карьерного роста в разряде себеподобных. Клеймо «опущенного», неважно по какой причине, ставится на человеке до конца его дней и, приходя в новое сообщество зэков, тот обязан (!) объявлять об этом, занимая определённое по жизни место в тюремной иерархии. Сокрытие «дырявости», а именно так на сленге называется этот вид «опущенности», карается серьёзными санкциями (вплоть до смерти) и по нынешним временам, поскольку любой контакт с таким даже в «непонятке» или «несознанке», не является оправдательной причиной и не берётся в расчёт уголовным братством. Вот почему всякая лирика, которую так часто допускают в тюремных романах маститые авторы, уместна разве что в качестве беллетристики.

Тюремная жизнь – штука суровая, в ней каждый «чалится» за себя, так что перекладывать грехи на другую голову – никому не позволено, даже если это выйдет боком тебе. И не следует уповать, что за тридевять земель никто не узнает правды о человеке – тюремная почта работает на порядок лучше обычной и это факт. Как я уже говорил, в уголовной среде имеется множество подгрупп, каждая из которых живёт согласно определённым правилам, вернее сказать – понятиям, нарушать которые запрещено строжайше.

И на женской и на мужской зонах при желании и возможностях сексом занимаются именно с «опущенными», проще – с «петухами», оплачивая такую любовь согласно прейскуранту имеющемуся в каждом месте заключения. В «петушатнике» (среди «опущенных») также существует своя собственная иерархия, дабы в случае возникновения непоняток с обычными «посидельцами» было кому говорить. Как правило, главным в такой касте является кто-нибудь из разжалованных авторитетов (таким даже погоняло (кличку) оставляют прежним), которые в разряд неприкасаемых попали вне сексуальной подоплёки, и контактировать с которыми можно относительно безопасно. Этот человек является промежуточным звеном между «опущенными» и всеми остальными, для которых является хоть и неприкасаемым, но всё же уважаемым. Именно он занимается всеми вопросами касающимися сексуальной жизни на зоне, защищая интересы своих подопечных, особенно если речь идёт о беспределе. Ясен пень, никто не станет заниматься этим бесплатно, опущенный авторитет имеет процент от выручки, но тем не менее. Прикол, но в его же ведении зачастую оказываются и вопросы гетеросексуального секса, когда под разными благовидными предлогами в мужскую зону проводятся женщины, а в женскую – мужчины.

Что касается непосредственно секса, для этого практически во всех местах заключения имеется знающий толк из среды самих «опущенных». Это ещё одно промежуточное звено, которое по статусу выше «петухов», но всё же не имеющее прав контактировать с остальным братством наравне, а порой – и наяву. Эти ребята ведают бытом и собственно сутенёрством – предоставлением товарок, вернее – товарищей на сексуальный рынок. Еще раз напоминаю, почему так: секс на зоне – это чаще всего банальная проституция, ибо, как я уже говорил, добровольные неоплачиваемые половые контакты в неволе невозможны по определению.

Часть «опущенных» являются «форшмаками» – «опущенными» за какой-либо «косяк» или «по понятиям», которые в современной уголовной жизни довольно-редкие «посидельцы» и собственно «рабочие петухи» (мужской вариант) и «кобылы» (женский вариант) - те с кем реально справляют сексуальную нужду. Уголовная среда действительно отличается строгой иерархией, где зависимость и подчиненность строжайше определена, даже в среде пассивных гомосексуалов, которые делятся на тематических (популярных в какой-то одной сексуальной теме) и универсалов (способных по изобретательности конкурировать с теми, кого замещают в сексуальном контакте). Вряд ли кто об этом знает, но среди последних уже давно появилось новое направление – «петухи по согласию», так сказать гомосексуалы по призванию, прошедшие школу однополой любви ещё на воле и вполне осознанно ищущих половых контактов с пользой и выгодой для себя. Возможно, кого-то это удивит, но их число с некоторых пор реально покрывает потребность зэков в однополой любви, так что, имея гомосексуальные наклонности на зоне можно заниматься сексом значительно чаще и более изобретательным, нежели на воле.

У «опущенных» нет никаких индивидуальных званий, кроме как «петух» или чего покруче - «пидор». В лагерях таких во избежание возможных «непоняток» определяют на самое непочётное в бараке место – возле выхода. Ну, если это конечно не слишком большая зона, где из «опущенных» могут сформировать аж целый отряд. На тюрьмах в «хате» (камере) так называемым «пидорам» определяется крайняя «шконка» (нары) возле «параши» (туалета), где они спят, едят, зачастую не имея права даже приближаться к остальным. Вообще, понятие «петух» скорее эфемерное, нежели произносимое вслух, поскольку попадая в неволю, каждый арестант изначально ликвидирует свою безграмотность в этом вопросе, дабы не «попасть в непонятку» (слово может быть как угодно истолковано братвой, что может оказаться чревато проблемами). Теперь врубился, почему зэки практически не употребляют слова связанные с некоторыми представителями семейства пернатых? В обращении к «пидорам» в большинстве случаев употребляют слово «обиженный», да и сами «петухи» называют себя именно так, хотя в большинстве случаев нисколько не напрягаются таким своим титулом. Не удивительно, чел добровольно расплачивается натурой, улучшая своё положение, с какого хрена ему возмущаться… Но если честно, тюремная жизнь ломает людей легко и просто и вскоре чувство достоинства доходит до нуля, а то и опускается ещё ниже.

По нашим уголовным понятиям, все вещи принадлежащие «опущенным» или которых они касаются, безусловно, являются «законтаченными» и на них наложено табу – остальные заключённые ни под каким предлогом не могут ими пользоваться. Вот и самих «петухов» разрешается касаться только во время полового акта или орального секса, хотя наиболее рьяные почитатели понятий, которых практически уже не осталось, любые секс-контакты ограничивают исключительно в области гениталий. Все остальные соприкосновения (на сленге – «законтачиться», «зашквариться», «заминироваться») чреваты неприятными, если не сказать фатальными последствиями. Да, имеет место целый ряд исключений, типа передачи «маляв» (посланий в записках) или «грева» (посылок с продуктами или наркотиками), когда на гонца понятия вроде как не распространяются, но риск остаётся даже в такие моменты.

Вообще, любое понижение касты для заключенного является «опущением», но если его переводят в касту «неприкасаемых», в этом случае он автоматически становится «опущенным», «пидором», «петухом» и при этом совсем не обязательно его насиловать, как это описывается в книжках и показывается в кино. В зонах для малолеток есть много иных способов проведения ритуала опускания статуса – заставить поесть у параши, например, или стукнуть половым членом по лбу, провести по губам полотенцем, смоченным спермой… Однако большинство из них являются форменным «беспределом». Чтобы заслужить такое, проступок заключённого должен быть существенным, ибо в тюрьмах простой оговор – вряд ли является серьёзным доказательством. В реале такие случаи крайне редки и похожи скорее на тюремную мифологию, чем на обычную практику тюремных отношений. Однако изнасилование «по-беспределу» реально существует, зачастую направленное на то, чтобы сломить дух «отрицалову», или добиться признания по каким-нибудь эпизодам уголовного дела. Такие способы «опускания» санкционированы вовсе не теми, кто сидят за колючей проволокой, скорее теми, кто ходит туда на работу. Хотя и такое случается редко – люди стали другие, умеют находить менее экстраординарные компромиссы.

Цена тюремного секса

Любой половой контакт с заменителями женщин (мужчинами-гомосеками) оплачивается куревом, наркотой, чаем или деньгами, так что наиболее женственные и сексуально-работоспособные заключённые этой среды являются фактически высокооплачиваемыми проститутками и даже в самых суровых условиях заключения имеют всё, что хотят. В буржуйских тюрьмах отношение к представителям подобных каст намного либеральнее нашего, поэтому в них геи-заключённые могут пользоваться реальным уважением. Я к тому, что просто так взять и воспользоваться услугами «пидора» - нереально, и если у тебя нет денег или так называемого «ширпотреба», партнёрского секса можно не получить вовсе. Нет, никаких добровольных сексуальных отношений быть не может, ибо это фактически уравнивает в правах обоих участников, причём по нижнему статусу. Короче, всё точно также как и в обычной жизни, только менее завуалировано и обходится намного дешевле.

Немного правды о «петухах» и «коблихах»

«Опущенные» – действительно самая низшая уголовная каста – люди, которые не имеют никаких прав, но только в том случае если сами себя таковыми признают. Если «пидор» из бывших геев, да к тому же по натуре мазохист, он и во время срока и после отсидки нередко сам приплачивает, чтобы получить нужную порцию удовольствия. Такие осознанно провоцируют гнев сокамерников, дабы агрессия перешла в сексуальную. Я это к тому, что не так страшна жизнь «опущенных», как это представляется простым обывателям. Ну, разве только в тех случаях, когда в роли «пассива» оказывается человек, чьё сознание отказывается мириться с такой участью на протяжении всех лет заключения.

В женских зонах несколько проще: активная дама находится в интимных отношениях с пассивной, т. е. «кобёл» и «коблиха» не только спят вместе, они являются полноценной семейной ячейкой тюремного сообщества. Лесбийская тюремная связь является очень прочной и существует весь период отсидки, причём эта хрень имеет место не только для удовлетворения потребностей отсутствующего секса, но и для получения самого настоящего удовольствия. Увы, мужской гомосексуальный секс в заключении крайне редко направлен на получение кайфа, я об активных партнерах, большей частью общение с «пассивом» тяготит, несмотря на полученный оргазм. Да и ритуалы в таких условиях, если их можно назвать ритуалами, не позволяют особо расслабиться.

Для занятий сексом порой специально отводится небольшой закуток барака, именуемый на сленге «петушатником». Администрация колоний в курсе подобной практики среди зэков, поэтому практически не вмешивается в распределение шконок и нар, изолируя «опущенных» в «обезьяннике» или «обиженнике». Обычно это барак с последним номером или наиболее близкие к выходу и «параше» нары. Элита «опущенных» – самые женственные «петухи», зачастую являются личными любовницами авторитетов различного ранга, но только в том случае, если те испытывают тягу именно к нетрадиционным половым связям. Гетеросексуальные авторитеты за бабки имеют реальную возможность справлять свою половую нужду вполне традиционными способами, вызывая на свиданки самых красивых проституток, а то и не проституток вовсе. Однако всякое бывает – проблема с деньгами, например. Да и зона может оказаться так далеко от Большой Земли, что будет куда дешевле по-старинке, с опущенным. Тем более дело привычное раз не первая ходка. Но как я уже говорил, зона – слишком опасное место, чтобы выказывать своё предпочтение тому или иному сексуальному партнёру. При случае могут предъявить…

Как ты уже понял читатель, секс в условиях заключения имеется в достаточном количестве, если речь идёт исключительно о желании сбросить сексуальную напряжённость любым удовлетворяющим способом. Да, говорить о сексе в том понимании как это принято на свободе при отсутствии обильного денежного «грева» не приходится, но возможность несколько подкорректировать свою половую ориентацию и на время закрыть глаза на то, что происходит в твоей интимной жизни, имеется всегда. Согласен, стать геем, пусть и активным, - далеко не всем покажется правильным выходом из положения, но тюрьма – это вовсе не то место, где приходится выбирать.

продолжение