У легальной проститутки тоже нет права выбора.   Валерий Салтыков
Большой секс: первый русский информационный сайт Большой секс: первый русский информационный сайт
Мысли о легальной и нелегальной проституции
 Комментарии к наиболее интересным новостям о сексе... Автор книги «Я знаю о сексе всё. А ты?» Валерий Салтыков
Перейти к оглавлению раздела
«СЕКС & НОВОСТИ (SEX & NEWS)»

ВНИМАНИЕ!


          Цитата: «…Помимо сексологов-профессионалов, сейчас появилось немало самозванцев. Не имея соответствующего образования и не обладая нужными знаниями, они проявляют повышенный интерес к проблемам секса, перелопачивают научную и иную литературу, а потом называют себя сексологами, пишут статьи в периодике и даже книги, выступают в качестве экспертов (!!!) в телепередачах…»
Диля Дэрдовна Еникеева
Российская ассоциация сексологов,
сопредседатель.

          Вы вошли на сайт, материалы которого, увы, не одобрены сексологами-профессионалами!!!
          Либо немедленно покиньте ресурс и замените источник знаний, либо знакомьтесь с предлагаемыми материалами на свой страх и риск.

Администрация сайта www.juliusex.ru




Здесь может быть Ваша реклама...

Если хотите поправить своё сексуальное здоровье
«ПРОВЕРЕННЫЕ СЕКС-РЕЦЕПТЫ ОТ САЛТЫКОВА»

Как связаться с нами по интересующим Вас вопросам?
Действующий e-male прямо над нами, в поле прокрутки...
Мы открыты для сотрудничества всем и каждому.

ДАМЫ И ГОСПОДА
Приносим извинения за ошибки попадающиеся в тексте, а также - за отсутствие переходов по некоторым ссылкам.
Зайдите на днях - постараемся исправить, особенно если Вы не поленитесь сообщить нам что, где и почему Вам не нравится.
Убедительная просьба:
при использовании материалов нашего сайта ссылаться на источник и автора. Вам такая ссылочка ничего не стоит, но нам будет крайне приятно...
У легальной проститутки тоже нет права выбора.
Валерий Салтыков

Легализация не защищает женщин, занимающихся проституцией

     Международная коалиция по борьбе с торговлей женщинами (CATW) провела два крупных исследования по секс-торговле и проституции, опросив почти 200 пострадавших от сексуальной коммерческой эксплуатации. Женщины, занимавшиеся проституцией, отмечали, что структуры, где они работали проститутками, почти ничего не делали для их защиты, вне зависимости от того, легальные это структуры или нелегальные. «Единственно кого они защищают - это клиентов».

     В исследовании CATW по пяти странам, в рамках которого было опрошено 146 жертв транснациональной торговли людьми и местной индустрии проституции, отмечается, что 80% всех опрошенных женщин пережили физическое насилие со стороны сутенеров и клиентов, и последствия насилия и сексуальной эксплуатации для их здоровья схожи и множественны (Реймонд, 2002 г.).

     Насилие, которому подвергались женщины, было неотъемлемой частью проституции и сексуальной эксплуатации. Сутенеры прибегали к насилию по разным поводам и с разными целями. Насилие использовалось, чтобы втянуть женщин в проституцию и сломить их волю, заставив тем самым совершать половые акты. После этого на всех этапах насилие применялось для сексуального удовлетворения сутенеров и как форма наказания, чтобы угрожать или припугнуть, для утверждения превосходства сутенера, чтобы добиться подчинения, наказать женщин за якобы допущенные "нарушения", унизить их, а также для изоляции женщин.

     Те женщины, которые все же сообщали о какой-то защите со стороны их "учреждений", при этом отмечали, что в то время, когда с женщинами могло случиться что угодно, ни один «охранник» не был с ними в помещении. Одна женщина, работавшая по вызову, рассказывала: «Водитель был одновременно и телохранителем. Ты должна позвонить ему, когда придешь на место, чтобы сообщить, что все в порядке. Но они не стоят за дверью, пока ты внутри, и случиться может все что угодно».

     В исследовании CATW отмечается, что даже камеры слежения, установленные в борделях, призваны охранять сам притон, при этом безопасность женщин - дело второстепенное.

Салтыков:

     На самом деле легализация облегчит условия работы проституток. В реале существует великое множество групп и группок, которые занимаются торговлей телами для сексуальных утех. Каждая такая группка имеет своих телохранителей, охранников и т.д. Естественно отрабатывать такую «опеку» приходится телом, а поскольку соотношение проституток с членами «крыши» не слишком высокое, отрабатывать приходится часто. Чем крупнее «организация», тем реже так называемые «субботники», а это решение многих проблем.

Легализация проституции увеличивает спрос на это явление. Она усиливает мужскую мотивацию к покупке женщин для секса в масштабах, значительно раздвигающих социально приемлемые рамки дозволенного

     В странах, где секс-индустрия легализована и декриминализована, многие мужчины, до некоторых пор не рисковавшие покупать женщин для секса, отныне воспринимают проституцию как явление приемлемое. С исчезновением юридических барьеров размываются и социально-этические преграды на пути использования женщин в качестве сексуального товара. Легализация проституции дает понять новым поколениям мальчиков и мужчин: женщины - сексуальный товар, а проституция - безобидное развлечение.

     Поскольку мужчинам предлагаются секс-услуги в явном избытке, женщины вынуждены конкурировать в удовлетворении особых наклонностей клиентов, таких как анальный секс, секс без презервативов, связывание, доминирование. С легализацией проституции запреты сами становятся запрещенными. Например, товарным продуктом становится женская репродуктивная способность. Сложилась целая группа новых клиентов, находящих беременность сексуально возбуждающим фактором и желающих ощущать грудное молоко при половых контактах с беременными (Салливан и Джеффриз, 2001 г.).

     Реклама вдоль шоссе в австралийском штате Виктория пестрит предложениями женщин как объектов для сексуального использования и учит мальчиков и юношей относиться к женщинам как существам второго сорта. Бизнесменов приглашают проводить свои корпоративные мероприятия в клубах, чьи владельцы поставляют им обнаженных женщин для танцев на столе во время перерывов на чай или обед.

     По словам владельца одного из борделей Мельбурна, его клиенты - это «высокообразованные профессионалы, приходящие днем, а вечером уходящие домой к своим семьям». Женщины, жаждущие большего равноправия в отношениях с мужчинами, обнаруживают, что их мужчины посещают бордели и секс-клубы. У них есть выбор: либо смириться и принять тот факт, что их партнеры покупают женщин для секса, либо не признавать правды о том, что делают партнеры, либо разорвать отношения (Салливан и Джеффриз, 2001 г.).

     Закон правительства Швеции о насилии в отношении женщин от 1997/98 гг. запрещает и преследует покупку «сексуальных услуг». Это инновационный подход, нацеленный на сам спрос на проституцию. Швеция полагает, что "путем запрета на приобретение сексуальных услуг можно противодействовать проституции и ее разрушительным последствиям более эффективно, чем прежде». Более того, данный закон четко указывает на то, что «проституция - это нежелательное социальное явление» и «преграда на пути развития равноправия между мужчинами и женщинами».

Салтыков:

     Легализация проституции никак не может оказать влияние на ее рост хотя бы по той причине, что потребление продажной любви обществом определяется его потребностями и финансовыми возможностями. То, что полки магазинов в престижных районах ломятся от дорогостоящих товаров, вовсе не означает, что толпа малоимущих окажется там, набивая карманы.

Легализация проституции не способствует женскому здоровью

     Легализованная система, при которой медосмотры и сертификаты требуются только от женщин и не требуются от клиентов, дискриминационная по отношению к женщинам по самой своей сути. Осмотры «только для женщин» не имеют никакого практического смысла с медицинской точки зрения, поскольку наблюдение за проститутками не защищает их от ВИЧ/СПИДа или заболеваний, передающихся половым путем: болезни им могут передать и передают клиенты-мужчины.

     Есть мнение, что легализованные бордели и прочие «контролируемые» учреждение этого толка «защищают» женщин посредством введения правила обязательного применения презерватива. Согласно данным одного из исследований CATW, опрос организацией американских проституток дал следующие результаты: 47% женщин сообщили, что мужчины ждут секса без презервативов; 73% сказали, что мужчины предлагали более высокую плату за секс без презерватива; 45% женщин заявили, что их подвергали насилию, если они требовали, чтобы клиенты использовали презерватив. По словам женщин, некоторые публичные дома действительно ввели правило, требующее от клиентов использовать презерватив, но последние по-прежнему стараются это правило обходить. Признание одной из женщин: "Существует "правило" - использовать презерватив в сауне, но в других местах стороны могут договориться. Большинство парней хотели оральный секс без презерватива (Реймонд и Хьюз, 2001 г.).

     На самом деле вопрос использования презерватива был отдан на откуп самим женщинам, и они чувствовали постоянное давление предложений дополнительных денег. Одна женщина призналась: "Я была бы лгуньей, если бы сказала, что всегда использовала презерватив. Как только возникала возможность еще подзаработать, презерватив летел в окно. Я искала дополнительного заработка". Многие факторы не способствуют применению презервативов: желание женщины заработать; меньшая привлекательность женщин зрелого возраста в глазах мужчин; конкуренция со стороны притонов, где презервативы не обязательны; давление со стороны сутенеров, требующих секс без презерватива за большие деньги; нужда в деньгах для удовлетворения пристрастия к наркотикам или выплаты долгов сутенерам; общая неспособность женщины распоряжаться собственным телом в публичных домах.

     Так называемые «правила безопасности» в борделях не могли уберечь женщин. Даже в тех местах, где формально осуществлялся контроль над поведением клиентов, и работали "вышибалы", женщины, по их же словам, подвергались избиению со стороны клиентов и временами даже владельцев борделя и их приятелей. Даже если и был кто-то, кто вмешивался и усмирял разбушевавшихся клиентов, женщины все равно жили в атмосфере постоянного страха. Несмотря на то, что 60% опрошенных женщин сообщили, что покупателям иногда не позволяли избивать их, половина из них, тем не менее, призналась, что они думали, что их «посетители» могут их убить (Реймонд, 2002 г.).

Салтыков:

     Чем серьезнее организация, тем меньше шансов у кого-либо доставлять неприятности ее работникам, поскольку серьезность задействованных служб как юридических, так и физического воздействия крайне высока. Вряд ли кто видел как «случайно» загораются крупные предприятия, а вот мелкие горят частенько.

Легализация проституции не укрепляет выбор женщины

     Большинство женщин, занимающихся проституцией, осознанно не выбирали себе проституцию как вид занятости. Их не осеняла мысль, что они хотят стать проститутками. Такой "выбор" было бы вернее охарактеризовать как "стратегию выживания". Это скорее не согласие, а попытка подстроиться под те скудные варианты, что есть у женщины-проститутки. Это подчинение продиктовано обстоятельствами, требующими адаптации к условиям неравенства, выстроенным потребителями, которые платят ей за исполнение всех своих прихотей.

     Большинство опрошенных CATW женщин сказали, что выбор карьеры проститутки может обсуждаться исключительно в контексте отсутствия других вариантов. Большинство подчеркивали, что у женщины, занимающейся проституцией, иных вариантов мало. Многие называли проституцию последним вариантом или вынужденным способом сводить концы с концами. Согласно одному из исследований, 67% опрошенных CATW чиновников правоохранительных органов выразили мнение, что женщины идут в проституцию вынужденно. 72% опрошенных представителей социальных служб не верили, что женщины идут в секс-индустрию добровольно (Реймонд и Хьюз, 2001 г.).

     Разделение таких понятий, как вынужденная и добровольная проституция - как раз то, на чем настаивают представители индустрии секса, поскольку если такое разделение можно использовать для легализации проституции, сутенерства и публичных домов, это даст индустрии безопасность и юридическую стабильность. Женщины, подающие в суд на сутенеров и преступников, вынуждены будут доказывать, что их «принудили». Каким же образом женщина-маргинал сможет когда-либо доказать факт принуждения? Если заставить проститутку доказывать факт силового принуждения при «приеме на работу» или в процессе таковой, то юридическую защиту смогут получить лишь немногие, при этом из мужчин-нарушителей наказание понесут единицы.

     Занимающаяся проституцией женщина вынуждена без конца лгать о своей жизни, о своем теле и сексуальных ощущениях. Ложь - часть «должностной инструкции» такой женщины, особенно когда мужчина спрашивает ее, понравилось ли ей. Сама система взглядов на проституцию выстроена на ложном представлении, что «женщине это нравится». По словам некоторых жертв проституции, им потребовались годы после завершения «карьеры» на то, чтобы осознать, что проституция не была их свободным выбором. Ведь отказываться от собственного права на выбор означало отрицать самих себя.

     Несомненно, находятся женщины, которые говорят, что сознательно стали проститутками, особенно, если это слова «на публику» под аккомпанемент подсказок от секс-дельцов. Но так же можно сказать, что некоторые сознательно начинают принимать опасные наркотики, такие как героин. Однако даже если люди это делают сознательно, мы не перестаем считать, что наркотик вреден для них, и лишь немногие ратуют за легализацию героина. В подобной ситуации определяющим фактором является не согласие человека, а реальный вред для него.

     Даже в отчете за 1998 год Международной организации труда при ООН, в котором предлагалось рассматривать индустрию секса в качестве законного сектора экономики, отмечается, что «…проституция - одна из наиболее отвращающих от себя форм труда; по данным исследований в четырех странах, женщины работали «с тяжелым сердцем», «чувствовали принуждение» либо «испытывали угрызения совести» и относились с презрением к самим себе. Значительная часть опрошенных заявила, что хочет уйти из секс-индустрии, если получится» (Лим, 1998 г.: 213).

     Подобно женщинам, которых избивают супруги, женщины, занимающиеся проституцией, зачастую отрицают факт насилия над собой, если им никто не предлагает разумной альтернативы такой карьере.

Салтыков:

     Чтобы постоянно насильно вовлекать в проституцию такое количество рекрутов, необходима целая армия вербовщиков по всему миру, однако, вряд ли кому из читателей этой статьи, включая автора, удавалось с ними лично встречаться.

     Если бы из проституток действительно получались прекрасные жены, бордели постоянно испытывали бы дефицит кадров. Что же касается желания покинуть порочную профессию при опросе работников постельного труда, то интересно, каких еще ответов ожидали опрашивающие?

Женщины, работающие в проституции, не желают ее легализации

     Согласно исследованию по пяти странам, проведенному Коалицией по борьбе с торговлей женщинами и финансированному Фондом Форда, большинство из 146 опрошенных женщин категорически заявили, что проституцию не следует легализовывать и расценивать как законную занятость, предупреждая о том, что легализация станет новым фактором риска и вреда для женщин и орудием в руках и без того не гнушающихся насилием клиентов и сутенеров (Реймонд, 2002 г.). «Ни в коем случае. Это не профессия. Это унижение и насилие со стороны мужчин». Никто из опрошенных женщин не хотел, чтобы их дети, члены семьи или друзья зарабатывали деньги проституцией. Вот слова одной из них: «Проституция украла у меня жизнь, здоровье, все».

Салтыков:

     А я вот на днях в одной из средиземноморских стран тоже опрашивал проституток в приватной беседе, так вот они тоже вроде как жалеют о содеянном, но, даже имея по три квартиры в столице, не спешат раскаиваться и посыпать голову пеплом.

Заключение:

     Законодатели придерживаются превалирующего мнения легализации, потому что они не находят другого успешного выхода. Однако, как сказал комиссар Скотленд Ярда: «Необходимо быть осторожным, легализуя какое-либо явление, только потому, что как кажется, нет другого выхода».

     Мы мало слышим о роли секс-индустрии в создании всемирного секс-рынка женщин и детей. Вместо этого мы много слышим о превращении проституции в лучшую работу для женщин путем регулирования и/или легализации через союзы так называемых «секс-работников» и путем кампаний, предоставляющих презервативы проституткам. Но никто не может предоставить альтернативу проституции. Мы много слышим о том, как удержать женщин в проституции, но мало слышим о том, как помочь женщинам выйти из проституции.

     Правительства, которые легализуют проституцию как «секс-занятость», будут иметь огромную экономическую долю в секс-индустрии. Постепенно это приведёт к увеличению их зависимости от секс-сектора. Если проститутки будут считаться работниками, сутенеры бизнесменами, а клиенты потребителями секс-услуг, соответственно легализуя проституцию как экономический сектор, тогда правительства могут снять с себя ответственность за предоставление женщинам приличной и подходящей работы.

     Вместо легализации проституции государство могло бы сократить спрос путем наказания мужчин, которые покупают женщин как проституток, и поддержать развитие альтернатив для женщин, занятых в проституции. Вместо получения дохода в экономику путем налогообложения секс-индустрии правительства могли вкладывать средства в будущее женщин, эксплуатируемых в проституции, путем предоставления экономических ресурсов из конфискованного имущества секс-индустрии, чтобы предоставить реальные альтернативы для женщин, занятых в проституции.

Олег Минаев

Салтыков:

     Проституция появилась со времен зарождения человечества и никогда не исчезала из его поля деятельности. Уверен, такое выживание при ярковыраженном порицании свидетельствует только о том, что порицание является всего лишь фарсом. Менялись правительства и религии, наказания за торговлю телом, но процесс обмена ласк на денежное вознаграждение не иссяк. Жаль, если многие так и не понимают, что проституция является точно таким же симбиозом двух индивидов как, скажем, брак, только высвечена она под несколько другим углом.

disign by juliusex™2005